A Tale of Two Cities

Это было самое прекрасное время, это было самое злосчастное время, — век мудрости, век безумия, дни веры, дни безверия, пора света, пора тьмы, весна надежд, стужа отчаяния, у нас было все впереди, у нас впереди ничего не было, мы то витали в небесах, то вдруг обрушивались в преисподнюю, — словом, время это было очень похоже на нынешнее, и самые горластые его представители уже и тогда требовали, чтобы о нем — будь то в хорошем или в дурном смысле — говорили не иначе, как в превосходной степени.

Продолжая пользоваться сайтом Daily Tannenberg, вы подтверждаете, что согласны с использованием файлов cookies на сайте. Информацию о файлах cookie и о том, как вы можете в любой момент прекратить их использование, можно найти в этом разделе. ОК